ООО НПО Биоцентр "Дон", ООО НПО Биоцентр "Ставрополье"
+7(968)-279-08-05
buh@biocentr26.ru

Бесплатный ресурс повышения рентабельности в сельском хозяйстве

Бесплатный ресурс повышения рентабельности в сельском хозяйстве

Почему «здоровье почвы» становится ключевым понятием в растениеводстве?

По заключению экспертов, результатом меняющегося климата в условиях России стали 18 дней вегетации дополнительно. Этот фактор необходимо учитывать при выращивании сельхозкультур – нужны новые сорта, новые подходы к питанию растений, борьбе с болезнями и т.д. Вместе с тем постоянно растущие цены на сельхоз химию, ГСМ и другие ресурсы заставляют сельхозтоваропроизводителей искать действенные способы оптимизации своих затрат. Количество хозяйств, работающих с нулевой рентабельностью с каждым годом растет. Как справиться с проблемами? Где предел сокращения себестоимости? На какие реально действующие методы повышения эффективности аграрного производства стоит обратить внимание? Об этом – в материале, который мы публикуем ниже.

«По сравнению с 80-ми годами прошлого века многие условия в сельском хозяйстве сильно изменились», – говорит главный агроном воронежского ООО «Беркана-Агро» Александр Голяндин. – Сейчас у нас новая техника, сорта, технологии, и многие связывают нынешнее повышение урожайности именно с этим. Но на самом деле в еще большей степени, чем техника, влияют погодные условия, причем, как в положительную сторону, так и в отрицательную. Погода стала не просто изменчивой, а резко изменчивой: если раньше для смены температур требовались недели, то теперь часы. У нас как-то был случай: ложились спать зимой – было минус 32 градуса, а проснулись – уже плюс четыре. Как выживать в таких условиях? Нужно приспосабливаться. По словам агронома, идет повсеместное нарастание средних весенних температур – к сроку вегетации добавляются до 18 дней в году. Растет и количество осадков, но медленнее, чем температура. В итоге климат становится засушливее. Неустойчивость погоды в перспективе сулит снижение урожайности культур. Единственный вариант выживания в таких условиях – работать по технологии, которая будет легко адаптивна и для повышенной влажности, и для засухи. Что это за технология?

Как утверждает гендиректор НПО «Биоцентр» Александр Харченко, в ее основе лежит понятие, которое российской почвенной наукой до сих пор не введено в оборот, – «здоровье почвы». Этим понятием активно оперируют на Западе, но не у нас. – Мы привыкли постоянно говорить о какой-то технике, удобрениях и забываем, что в основе любого производства лежит земля, почва, – рассказывает А.Харченко. – А без осознания, что такое «здоровье почвы» мы не сможем понять многие важные вещи. Например, что такое реальное плодородие почвы. Нам говорят: «Бросайте в землю больше удобрений, и вы тем самым повышаете плодородие». Но это совершенно безграмотно с точки зрения науки почвоведение. Правильно говорить, что использование минеральных удобрений (платного ресурса) повышает урожай, но разрушает природное плодородие почвы (бесплатный ресурс)…

Сейчас Россия выходит на мировые рынки продовольствия и претендует на свою нишу там. Но конкурировать нам придется с государствами, где в сельском хозяйстве рентабельность создается искусственно, за счет огромных субсидий. Они в десятки раз превышают те, что получает российский аграрий. И как показывают последние годы, наша рентабельность без поддержки стремится к нулю. Диспаритет цен ситуацию усугубляет: килограмм солярки стоит дороже, чем килограмм пшеницы, который нужно с помощью этой солярки произвести. В 60-х гг. прошлого века за килограмм пшеницы давали три килограмма фосфорных удобрений, а сейчас – только 0,2 кг. В сельском хозяйстве существует два типа ресурсов, утверждает глава НПО «Биоцентр»: платный (техника, топливо, СЗР, удобрения и т.д.) и бесплатный (солнце, вода, углекислый газ, почвенная плодородие и биологические процессы, которые его обеспечивают). Современная система земледелия строится на модели 60-х гг., созданной творцом «зеленой революции», нобелевским лауреатом Норманом Борлаугом. В ее основе – хорошие сорта и гибриды, защита растений лучшей «химией», много минеральных удобрений и, по возможности, полив. То есть в основе – использование платного ресурса, который, как мы видим, постоянно дорожает, и это требует от агрария все больших затрат. Помимо проблем с понижением доходности данная система ведет и к деградации почв.

Биологическое равновесие нарушается, полезная микрофлора погибает и вместо нее накапливаются патогены, – говорит Александр Харченко. – Начинается уплотнение почв, разрушение структуры, потеря влагоемкости и т. д.

Есть и другая сторона проблемы, в больной почве снижается коэффициент использования минеральных удобрений, – добавляет Александр Голяндин. – Вы вносите удобрения, а отдачи, как прежде, когда весной на гектар вносился всего центнер селитры, и этого хватало, нет… Есть «бесплатный» ресурс, которым аграриям надо научиться пользоваться, он-то и связан с тем, что называется «здоровьем почвы», продолжает Александр Харченко. Если запустить природные процессы в почве, то биота сама обеспечит ее многим из того, что необходимо. Сейчас много говорится о так называемом «органическом земледелии», подразумевающем отказ от любой «химии», то есть о радикальном снижении урожайности культур ради получения якобы «чистых» продуктов, доступных только для богатых людей. Однако такими продуктами планету не накормишь, это еда для очень богатых. Будущее – за адаптивным биологизированным земледелием, уверяет эксперт.

Что подразумевает подобный подход? Он должен включать в себя защиту растений «химией» и совмещаемой с ней «биологией» (поскольку до восстановления здоровья почвы об отказе от химической защиты не может быть и речи), восстановление плодородия почвы через работу с пожнивными остатками (для этого используются сложные многокомпонентные микробные закваски, которые расщепляют целлюлозу, в составе которых антагонисты корневых гнилей, а также микробы, разуплотняющие почву и стимулирующие развитие дождевых червей), дробные некорневые подкормки растворами минеральных удобрений по фазам развития растений (мочевина, КАС, микроэлементы и др.), которые много эффективней и дешевле сухих минеральных удобрений, вносимых в почву, и в идеале вместо пахоты – внедрение элементов сберегающей технологии типа ноутилл или стриптилл, – говорит Александр Харченко.– Нам нужно достижение в защите растения такой степени биологизации, уровня «биоконтроля», когда пространство вокруг корней растения и его поверхность заполняется сапрофитными дружественными бактериями, которые начинают питать и защищать его.

Если почва нормально функционирует, то часть бактерий, развивающихся в ней, начинает продуцировать биогель, который «связывает» воду – в почве появляется большое количество связанной воды, доступной растениям даже в условиях жесткой засухи. Гель, например, вырабатывает ряд грибов, в состав которых входит и гриб Триходерма. Однако на сильно биологически деградированных почвах, которые активно заселяют плесневые грибы рода Фузариум – аспергиллы и пенициллы, приходится изрядно постараться, чтобы повернуть процессы разрушения почвенного плодородия вспять. Я напомню, что способность обеспечивать растения водой – одна из неотъемлемых характеристик почвенного плодородия. Земля должна быть как губка до глубины 1 метра. Как в свое время говорил знаменитый русский почвовед П.А. Костычев (1845- 1895), чернозем в нормальном состоянии должен аккумулировать достаточно влаги в метровом слое, чтобы даже в условиях дикой засухи дать возможность озимым культурам сформировать хороший урожай. Одним из путей восстановления плодородия почвы и ее влагоемкости, в частности в условиях, когда нет возможности вносить на поля навоз крупного рогатого скота и иметь севооборот с многолетними травами, является обработка пожнивных остатков особыми составами – микробными «заквасками», которые разработал и выпускает НПО «Биоцентр». Ими обрабатывается солома в момент заделки (бочку с препаратом ставят на лущильник или дискатор – например, одна из фирм на Кубани серийно производит подобные устройства, это в том случае, если нет возможности сделать своими руками в хозяйстве). Эти микробные составы буквально выдавливают из почвы плесневые грибы и создают условия для развития микроорганизмов, продуцирующих гели, связывающих воду. Кроме того, в результате действия микроорганизмов, поступающих из «заквасок», почва становится как губка – агрегатируется, что позволяет собирать и концентрировать осеннюю, зимнюю (в некоторых районах) и весеннюю влагу. Примерно за 3-4 года можно, как минимум, в два раза увеличить влагоемкость почв на Юге России. На рыхлых почвах можно существенно повысить, если мы поселим на корневую систему (путем обработки семян) микробы-азотофиксаторы (диазотрофы). Есть много микроорганизмов для зерновых и пропашных, которые можно использовать (но сельхозпроизводители об этом часто не знают). При их наличии в корневой системе растения более экономно расходуют воду, тем самым существенно повышается потенциал урожайности. Можно создать условия для накопления этих азотофиксирующих организмов в почве.

Путем управления ценозом (сообществами живых микроорганизмов) можно получать количество природного азота, которое в разы больше, чем требуется растениям. В данном случае мы можем отказаться от применения азотных удобрений, вносимых в почву, оставив для необходимого случая только некорневые подкормки.

В теории питания растений мы привыкли опираться только на теорию минерального питания Ю. Либиха, хотя еще в ХIХ веке Я. Линовским (профессором МГУ, погибшим при странных обстоятельствах) была предложена теория миксотрофного питания.

Бактерии в ризосфере живут недолго – их «оборот» около 14 дней. Когда они погибают, после них остается органический «бульон», который опять-таки усваивают растения, – говорит глава НПО «Биоцентр». – Согласно концепции миксотрофного питания, растения могут усваивать одновременно и минеральные соли, и органические вещества. Сейчас мы повсеместно на полях работаем гуматами, органическими вытяжками и аминокислотами – это совершенно не совпадает с идеей, что теория минерального питания растений единственно верна. И урожайность при применении аминокислот и прочих органических препаратов растет, причем настолько, что мы не можем пренебрегать этими вещами. Растение питается «бульоном», который может получать только из здоровой, полной жизни почвы. Мы создали препараты, которые аналогичны этим природным бульонам, только много концентрированнее. У нас в стране нет животноводства, органика не вносится на поля. Но есть варианты компенсировать это. Помимо использования живых бактериальных комплексов (НПО «Биоцентр» предлагает целый спектр биопрепаратов для питания и оздоровления почвы – прим. ред.) почвенную микрофлору улучшает сидеральный пар. Причем сеять лучше всего именно сложные многовидовые сидеральные коктейли.

Недавно в Ростов-на-Дону приезжал известный американский фермер Рик Бибер, – продолжил Александр Харченко, – и он на своем примере рассказывал, как сеять смеси сидеральных культур. Благодаря им он практически не применяет химические средства защиты и дает минимум дополнительного минерального питания на многих тысячах гектаров полей в Южной Дакоте, США. Сейте после основных культур травы! Много не надо – 30-60 кг на гектар, пусть они взойдут по осени хотя бы на 15 см. Придет зима, и они погибнут, но оставят в почве корни, которые дают сахара для питания микроорганизмов при жизни растений, дадут азот. К слову, сорняк на поле растет по одной причине – в почве появились свободные минеральные соли. А природа не терпит пустоты, в ней все должно быть задействовано…

Мы познакомились с компанией «Биоцентр» нынешней весной, – рассказывает фермер из Тацинского района Ростовской области Андрей Фетисов (эта зона имеет очень низкий уровень обеспеченности влагой в период вегетации). – Весной посеяли по их технологии 100 га ячменя. Сначала обработали семена смесью «химфунгицид + биопрепарат + монокалий фосфат + Агростимулин». Плюс опрыскивали по вегетации «Стимиксом-Стандарт Зерно». Я, правда, посеял чуть глубоковато, сеялка старая, не держала глубину, но там, где получилось высеять на 3-4 см, было прекрасное кущение, до семи стеблей. Все их мы, конечно, не прокормили, но по три полноценных выжило. У нас очень мало влаги. Итог – урожайность 25 ц/га при средней по району от 7 до 15 ц/га. В этом году мы посеяли по технологии «Биоцентра» 650 га озимой пшеницы… Ожидаем хороший урожай. В 2016 г. по технологиям некорневых подкормок Биоцентра на Южном Урале в хозяйстве «Красная Башкирия» удалось получить урожай озимого тритикале более 90 ц/га, а хозяйство ЗАО «Заря» в Красноярском крае, применив технологии Биоцентра, заняло первое место по урожайности, собрав яровой пшеницы 47,8 ц/га в среднем с посевной площади 2000 га (лучшие поля хозяйства – около 70 ц/га). В Воронежской области с помощью данных технологий, направленных на оздоровление почвы, за 3-4 года удается поэтапно поднять урожайность озимой пшеницы с 35 до 85 ц/га.

НПО «Биоцентр»специально для журнала «Актуальные агросистемы»

 

Обратный звонок
Обратный звонок
Форма обратного звонка WordPress